20161026_135802

Елена Балашова в командировке

Капитан полиции Елена Балашова в конце января вернулась из  служебной командировки в Чеченскую республику.  Вместе с отрядом полицейских из регионов России шесть месяцев она несла службу, с  коллегам из Чечни раскрывала преступления, а входе одной антитеррористической операции  она принимала участие в задержании двоих террористов.

– Елена, многие долинцы, вспомнят, что вы работали когда-то в магазине «Теремок». А как вы попали в полицию? Это ваша детская мечта?

– Нет, я изначально собиралась стать продавцом, отучилась в Александровске-Сахалинском и лет пять стояла за прилавком в долинском «Теремке» на улице Ленина. Его давно снесли. Когда  военкомат в 1992 году  набирал сотрудников, я тоже туда обратилась. Меня взяли, отслужила 9 лет ефрейтором  на локатарах. Не планировала связывать свою жизнь с работой в органах внутренних дел, но мое место работы ликвидировали. А я перешла в областное УМВД. Окончила заочно техникум, позже поступила в институт МВД, сейчас на 5 курсе.

 

20161026_135553– Не жалеете, что стали полицейским?  Как в семье отнесли к вашему выбору?

–  До сих пор благодарна судьбе, что связала жизнь со службой в полиции. В семье меня только поддерживали. Я – оперуполномоченный  в отделе оперативно-розыскной информации, и работа  приносит удовлетворение. Несмотря на то, что ежедневно приходится рано вставать, в любую погоду вовремя успевать  на службу. Сама за рулем, на работу приезжаю в начале девятого, а домой возвращаюсь затемно. Иногда до позднего вечера задерживаюсь, да и выходные прихватываем.

– Каким образом вы попали в Чечню? Ведь туда не каждого берут.

– О поездке  в этот регион, где велись боевые действия, я никогда не думала.  В Чечню посылали преимущественно мужчин. Но времена изменились, и когда в управление пришла разнарядка, по которой командируют сотрудников,  дошла очередь до меня.   Я согласилась. В июле прошлого года поехала в Ханкалу сроком на 180 суток.

20161026_101439– Были какие-то опасения, страхи? Вы знали, чем будете там заниматься?

 Конечно, брали сомнения по поводу того, как я смогу  пригодиться. Не могла  понять своих обязанностей. О том, что в  республике другой менталитет, исламская религия – об этом знала. И что есть криминально опасные районы в самой Чечне и окрестных республиках – Дагестане, Ингушетии, Кабардино-Балкарии, Северной Осетии.  Но предстояла штабная работа. Вот ребята из ОМОНа, СОБРа – те  всегда реально подвергают опасности своё здоровье и свою жизнь. Но рассказывать об их подвигах я не имею права. Все эти события проходят по оперсводке и официально засекречены.

Я была специалистом группы, которая занималась документацией и оперативной информацией  абсолютно разного вида. Сомневалась зря – достаточно быстро освоилась с бумагами и сводками. Пожалуй, больше сказать о своих обязанностях  там не могу.

 – Елена, а за что у вас  боевые медали ?

 – В октябре  я принимала участие в спецоперации в горном  районе республики. Могу сказать, что эта была антитеррористическая операция, в ходе которой мы выявили и задержали двоих террористов. Впечатления, конечно, остались. Добирались до места  шесть часов,  всю дорогу не отпускало напряжение. Техника  была бронированная, ребята вооружены до зубов. Я тоже в бронежилете и с автоматом. В горах очень холодно, и мы знали, что в лесах прячутся  экстремисты.  В это время года они спускаются ниже, прорываются туда, где теплее. За все свои действия в командировке я награждена  медалями «За службу на Северном Кавказе», «За участие в контрреррористической операции на Кавказе»,  «За веру и службу России» и  медалью Ермолова «За службу на Кавказе».

– Как на вас повлияла эта командировка?

– Немного изменилось мировоззрение, острее понимаешь: главное – это жизнь и здоровье. А  после длительного нахождения на закрытой территории по особому  ценишь простые бытовые вещи. Мы с девчонками дважды обращались к командованию с просьбой посетить парикмахерскую. Дома на это не обращала внимания,  а там выезд в салон красоты в Грозном стал настоящим праздником. Красились, стриглись, делали маникюр-педикюр. Вышли — как заново родились. А наша охрана уже ждать устала, ребята спрашивают: «Ну что можно было делать там целых пять часов?!».

–  Ну а праздники в командировке были?

– Новый год там встретили – гуся зажарили. Стол накрыли по всем правилам. С коллегами подружились, я теперь со многими переписываюсь. Вспоминаем наше женское общежитие, кубрик на шестерых, подъем под Гимн России. А еще фруктовые деревья на территории – душистые груши, яблони, абрикосы, все росло. Мы из яблок компоты варили.

dsc03022

кот Том в заботливых руках хозяйки Елены

– Домой хотелось?

– До слез иногда доходило, примерно, на пятом месяце службы душа рвалась домой. Но понимала, что надо держаться, отслужить до конца. И не только я одна так эмоционально переживала. Даже парням было нелегко. Но справлялись со своими стрессами – кто сам, кто с помощью психолога. Помощь психолога  — необходимая  вещь  на закрытой территории. Хоть  перед отправкой и тестируют, и проверяют,  но  нельзя предугадать, как  человек себя поведёт в особых условиях.

– Вы нашли себя в полиции, а что можете посоветовать тем девушкам, которые только  планируют стать полицейскими?

– Ну, смотря какие девушки. В первую очередь нужно понять, что их привлекает  в этой работе. Придётся не считаться с личным временем, обделять вниманием семью. Вот я  одна, сын уже взрослый, у него своя семья, отдельная квартира. И я никому своей  постоянной занятостью  не мешаю.  Разве  что  мой  кот Том без хозяйки скучает.  Эту работу надо любить, иначе служба в полиции никакого удовольствия не принесёт. Она  требует большой самоотдачи.©

Надежда КОВАЛЕВА.